21:02 

запрет на курение в кафе 2014

Matt Mail Jeevas
Эй, с забинтованной жопой, ты куда?
news.mail.ru/inregions/center/33/society/183568...

Мой пукан улетел в иную галактику.
Куряжки,вам норм?

@темы: Другое

11:27 

Доступ к записи ограничен

Джоджо
переизбыток сердца
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:48 

Еженедельное интервью

Diary best
Искатель @сокровищ
Каждую неделю мы публикуем интервью с @дневниковцами интересных профессий и необычных хобби.

Пишет @interview:

Сегодня обо всем понемногу мы поговорим с Hijackтату-мастером, художницей, любителем слонов и примерным семьянином.



Слоны — это не только ценный мех. Будем откровенны: слоны — это вообще не мех.

Первую татуировку я вынашивала несколько лет. Мне нравилась идея ношения картинок на себе, и я примерялась то к одной, то к другой, думая: а вдруг через несколько лет мне разонравится? А вдруг не получится так, как мне хочется? А что, если выцветет?… В общем, все те же самые сомнения, что мучают любого человека, который не решается сделать татуировку. В итоге первая татуировка появилась у меня, когда я уже год работала татуировщиком.

Когда я сама стала тату-мастером, я почувствовала, насколько эта работа нелегка. В каких-нибудь передачах вроде майамских или лос-анджелесских чернил мы только и видим, как к татуировщику приходят разные интересные люди и рассказывают трогательные истории. Так что кажется, будто вся работа сводится к тому, чтобы поговорить с клиентом по душам. А за кадром остаётся физическая усталость, когда после рабочего дня я, вместо того, чтобы наслаждаться семейной и личной жизнью, смотреть сериалы и радостно хохотать, лежу лицом в подушку и жалуюсь на то, как болит бедная спина.

В детстве я мечтала, как вырасту, куплю пакет дрожжей, приду в школу и брошу его в унитаз. Потом я выросла, и это прошло. Ну что за ребячество, в конце концов! Теперь-то я мечтаю бросить дрожжи в унитаз Сбербанка.

Лучший отдых — это когда я лежу на диване и читаю книжку. А диван где-нибудь в Альпах.

читать дальше
Беседовала ArLe
Знаете интересного кандидата для интервью? Расскажите нам о нем!

URL записи

@темы: @Интервью

17:39 

moving

море.
Всем привет!
Помогите составить список самых важных вещей для жизни.
Завтра я и мой молодой человек переезжаем на съемную квартиру в другой город. Есть бытовая техника и мебель.
Что не забыть?

@темы: Покупки: вопросы и советы, Путешествия: вопросы/советы, Семья: семейная жизнь

18:58 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

16:06 

Насчет детей

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Что касается детей, надеюсь, у меня будут два сына-близнеца. Их будут звать Эльмир и Рустэм, и мама еще долго будет ворчать, почему у её ненаглядных русских внуков татарские имена. Я, конечно, буду всячески отпираться, показывать на свою физиономию и громко вопрошать в потолок, чего тут русского, и говорить, что как Сергей Сергеевич просто обязан был проявить больше фантазии при выборе имен своим чадам.

От меня они унаследуют рост, широкие плечи и скулы, от жены им достанется красота и глаза какого-нибудь сумасшедшего цвета; в сочетании это будет, конечно, запрещенное всеми конвенциями оружие. Я еще долго не смогу привыкнуть, что у меня есть дети, и буду пытаться разговаривать с ними, как со взрослыми; когда они будут выводить меня из себя какими-нибудь серьезными шалостями, я буду повышать голос на тон, и рычать: "Эльмир Сергеевич! Рустэм Сергеевич!". Но наверное, это будет максимум громкости, которую я буду позволять себе при детях - плохим полицейским в семье будет жена, и при взбучках я просто буду стоять рядом с байроническим лицом и авторитетно подтверждать, что да, поджигать ковёр в гостиной далеко не так забавно, как может показаться на первый взгляд.

Они будут ссориться и драться по пятнадцать часов в сутки, но как только одному из братьев начнет угрожать хотя бы минимальная опасность, второй тут же окажется с ним рядом спина к спине, и любой обидчик будет знать, что связываться с любым из Лачиновых стоит только в том случае, если он всерьез планирует одолеть обоих.

Я, разумеется, буду обожать их с реактивной силой - читать им лучшие из сказок и историй, на которых рос сам; наверняка даже буду придумывать для них собственные книжные вселенные. Буду рассказывать про Маскарад и Грёзу, чтобы они с детства учились видеть даже в обыденном мире и в обычных людях что-то сумасшедшее и волшебное. Буду петь им на ночь под гитару, чего никогда не делал мой собственный отец - но точно не русский рок; для него, наверное, будет слишком рано. Скорей уж мелодичный, безыскусный, пафосный немного фолк - про драконов и рыцарей, хитрых крестьян и глупых царей, про моря, дороги и дом. Может быть даже разрешу завести собаку, лопоухого бассетхаунда с вселенской грустью в глазах, который станет главным действующим лицом всех игр и будет их безропотно сносить, или огромного, невозмутимого, статного дога, этакого породистого дворецкого при богатых наследниках - вообщем, кого-нибудь, кто научил бы близнецов ответственности и заботе о других существах.

Внутри они будут разные настолько же, сколько похожие снаружи - Эл вырастет улыбчивым рубахой-парнем и душой компании, будет заниматься плаваньем и капоэйра, затребует у меня собственную гитару и составит список из пятидесяти стран, где обязательно когда-нибудь побывает. Но при всей кажущейся простоте Эл будет чертовски мудрый, и лучше многих будет видеть вещи такими, какие они есть на самом деле. Руст обзаведется ироничным изгибом бровей, хитрым прищуром и неопределенной ухмылкой, просчетом своих и чужих действий на несколько ходов вперед, будет обожать историю и математику, выучит какой-нибудь мертвый язык и научится укладывать любого обидчика пятью-шестью словами, это будет необыкновенно хитрая зараза; и к восемнадцати годам не будет большей погибели для девушек, чем эти двое.

И еще я уверен, что им обоим будет хватать внутренней самодостаточности, чтобы гордиться своей похожестью и не стремиться к внешней индивидуальности - наоборот, они, как любые близнецы, будут использовать свою схожесть в собственных целях и просто для розыгрыша окружающих. Может быть, даже, они решат сделать себе какие-нибудь почти одинаковые татуировки, например, с драконами, смотрящими в разную сторону - и у меня, конечно, не будет ни единого варианта им отказать.

@музыка: Пилот - Питер

@темы: шаманья книга

17:20 

Нине

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Золотится воздух, поёт земля, небеса синеют.
Молодой июнь, смеясь, катает тебя в горсти.
Каждый день - это просто поводы стать сильнее.
Каждый день - это просто поводы не грустить.

@темы: заклятья, посвящения

00:54 

Дисней

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Ему всё шепчут - оставь перо, в Чикаго снова стоит метро, здесь все болеют, теряют кров, спиваются - сто процентов. И вроде муторно на душе, и вроде вечно скандалит шеф, и нету времени - хоть пришей, порой не найти ни цента, и пусть здесь слишком темно от гроз, пускай совсем не осталось грёз, и слишком много вдали угроз, и всюду темно от сажи - но там, где бедность, чума, гробы, он видит улицы Аграбы, где мальчик бегает от судьбы - и бегает точно так же. А в час, когда устает от лжи, ему является синий джинн, и дарит лампу, тюрбан и жизнь...

Чикаго всегда в движеньи. И если туго, совсем беда, саванной в кране сверкнет вода, и мудрый Рафики без труда найдет твое отраженье.

Уймись, всё шепчут - намнут бока, ну дернет чёрт, подведет рука - а он упертый как истукан, нелепый как на картине.
И что с того, что совсем промок, и что в осколки весь твой мирок, когда любой дворовой щенок - потерянный далматинец.

И что с того - не идут дела? Смотри, садится в такси Мулан, Аид готовит свой злобный план, и ведьмы гремят ключами.
Ему всё шепчут - эй, друг, прости, ну что ведешь себя, как кретин?
Он лишь смеется - ну что за тип! - смеется и жмет плечами.

Считай, как хочешь - что мало звезд, что ноги глупо менять на хвост, что мир из рамок - спокоен, прост, и сам ты - сплошная рамка,
Но как-то раз, уж меня прости, ты будешь просто домой идти, и где-то в самом конце пути увидишь ворота замка.

@музыка: Баста - Кастинг

@темы: заклятья

23:12 

Успеть.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Как-то очень давно мне задали вопрос - мол, а что бы ты сделал, если узнал бы, что через неделю двинешь коньки?
Я уже тогда не был любителем рассуждать о подобных темах, но почему-то задумался. И оказалось, что за последнюю неделю жизни можно успеть уйму важных и неважных вещей, глупых и нужных. Мы насчитали штук двадцать важных - неплохо для срока в семь дней, согласен.

Но к черту болтовню о смерти. Потому что я вот вспомнил об этом разговоре, и понял - важно не то, сколько можно успеть сделать, а то, что я никогда бы не успел сделать за неделю.

Я не успел бы, вдрызг пьяный, петь в каком-нибудь дублинском караоке-баре, с пустой бутылкой чужого виски в руке, петь что-нибудь безнадежно русское, какого-нибудь фолкового "Лорда Грегори" на мотив "Greensleeves", и чтобы завсегдатаи-ирландцы подпевали, абсолютно не зная слов, но до неприличия душевно.

Я не успел бы целоваться под проливным дождем, как мечталось лет в четырнадцать и до сих пор; самым банальным образом - оба мокрые насквозь, ошалевшие от стен воды по все стороны от нас, соль на губах и теплые руки, волосы щекочут лицо; люди вокруг бегут под козырьки, прикрываются пакетами и сумками, в панике раскрывают зонты - а мы стоим на улице посреди грома и водопада и целуемся, молодые счастливые придурки, уже не видя ничего из-за заливающей глаза воды, но ощутимо чувствуя, что в этом большом тонущем городе нет никого, кроме нас двоих.

Я не успел бы станцевать где-нибудь на хоповском баттле; предварительно истрепав все нервы в решето и несколько раз почти передумав, чтобы потом вдруг выйти и понять, что зала больше не существует, есть только я и музыка; вспомнив в последний момент все связки и попадая в бит сердцебиением; танцевать для себя и улыбаться; а потом закончить и увидеть, что улыбался не только я один.

Я не успел бы в каком-нибудь малознакомом городе бежать со всех ног на последний троллейбус с компанией людей, знакомых мне часов шесть от силы; в кармане у меня только восемь рублей и подозрение, что мне этого не хватит; мы плюхаемся на заднее сидение с рюкзаками и гитарами, и сваливаем в кучу всю имеющуюся мелочь, чтобы заплатить за проезд - кондуктор ругается, мы дурачимся, а мне хорошо, черт; и в этот момент я как никогда верю в судьбу и в неслучайные встречи; конечная троллейбуса, мы не знаем куда идти дальше, и решаем идти на закат.

Я не успел бы играть в крестики нолики на песке какого-нибудь Золотого берега или Гавай, прямо на границе голубого океанского простора; я играю с пройдохами-серферами, загорелыми и хитрыми как тысяча бесов, моя холодная бутылка апельсинового сока против их браслета с ракушками и амулета с акульим клыком; опять проигрываю, ради смеха мне дают встать на доску - меня сбивает первая же волна и я мешком валюсь в воду; хохот с берега, белые зубы и белое солнце, играющее на моей мокрой перепуганной физиономии; выползаю на берег и мне дарят браслет с ракушками - мол, заслужил.

Я не успел бы наконец выпустить свой сборник стихов, презентовать его в каком-нибудь крошечном арт-кафе, бояться, что не придет никто; и в результате увидеть, что не всем нашлось места. Оглушенным и глупо улыбающимся сесть читать избранное из свежей, пахнущей типографской краской книги; смущаться и запинаться, мучительно краснеть - а потом заметить, что люди слушают твои стихи, затаив дыхание, что им правда нравится, а в углу, будто не причем, сидит твой главный критик, рассматривает интерьер и едва заметно усмехается в твою чашку кофе.

Я не успел бы завести себе огромного пса - дога, мастифа, или может быть снова ротвейлера; вырастить его ленивой добродушной скотиной, абсолютно не годящейся для охраны, бороться по утрам за подушку и вместе шугать голубей в городском парке, прятать от него свой завтрак и отпихивать задницу, загораживающую телевизор; придумать ему как минимум три клевых имени, так и не суметь выбрать лучшее и звать его просто "чувак" или "ну и где опять мои тапки!?"

Я не успел бы встретить новый год под снегопадом где-нибудь на огромной городской площади - вокруг куча счастливых людей, все кричат и обнимаются - абсолютно незнакомые друг с другом люди; и к ощущению праздника добавляется чувство, будто кончилась война; пахнет порохом и морозом, снег падает ресницы и тает на языке, как в детстве; рядом пролетает снежок; компания, человек десять, лепят снеговика - ты идешь к ним, шаря в рюкзаке и думая - что бы предложить вместо морковки.

Я не успел бы застать рассвет на крыше высоченного нью-йорского небоскреба; небо наливается бирюзовым, но внизу еще гораздо больше фонарей-звезд, чем вверху; термос уже почти остыл, вечеринка кончилась, кто-то рядом спит на расстеленном пледе, а ты с красными глазами сидишь на самом краю и смотришь на просыпающийся огромный город далеко внизу, и дует ветер - только в такой час он пахнет почему-то не дымом и бетоном, а дождем и дикими травами.

Величайшее благо это мира - то, что мы редко когда умираем через неделю. И то, что мы можем успеть за жизнь, гораздо важнее и круче всей болтовни о несбывшимся. Поэтому в часы, когда мне особенно грустно, я вспоминаю вкус ирландского виски, которого никогда не пил, соленую прохладу весеннего дождя, лихую резкость хип-хоповских битов, дребезжание старого троллейбуса, теплоту австралийского песка, запах типографской краски, шелковистую шерсть пса, запах фейрверков и хвои и стальную красоту нью-йорского рассвета.
И когда я понимаю, что это лишь малая часть несделанного, несвершенного, грядущего, осуществимого - в квартире становится тесно от расправленных крыльев.

@музыка: No-Yo - Mad

@темы: шаманья книга, рассказы

23:50 

На будущее.

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Вот книга жизни - смотри скорее, работа, школа и детский сад. В четыре варежки руки греют, а в шесть - подпалины в волосах. В двенадцать снова принёс четверку, в пятнадцать гром за окном гремит, в семнадцать хоббиты, эльфы, орки, бежать, срываться, стучать дверьми. На той странице - мотало, било, бросало на остриё меча...
На этой - сохнут еще чернила. В ней нету "было", в ней есть "сейчас".
На этой - сонный июньский город, нырять, дрожать в ледяной воде, кататься в парке, мотаться в горы, быть всюду, вместе...

...и быть нигде.
Когда не пахнут степные травы, не греют мысли и блеск лучей, когда внутри - остывает, травит, когда ты словно другой, ничей, и тускло светят в дворах и кухнях все те, кто может еще светить, когда ты знаешь - всё скоро рухнет, исчезнут в дыме твои пути, когда всё счастье ушло куда-то, кусками рушится личный мир...

...Вломи себе по башке лопатой. И от меня кочергой вломи.

Дай в лоб с размаху, сойди с уступа, не клейся, словно дешёвый рис. Бывает пусто - но стисни зубы, не трусь, одумайся, соберись. Проснись с рассветом, смотри - в пожаре рисует солнце свои черты.

Мир очень старый и мудрый парень. Он видел кучу таких, как ты.

Не нужно мерить судьбу шагами, и ждать удачи ли, власти ли. Для тех, кто сдался - мир словно камень. Для тех, кто верит - он пластилин. Не прячься серой угрюмой тенью, не шли надежды в металлолом.
Твое упрямое Восхожденье стоит и ждет за любым углом.
Ты можешь ждать, сомневаться, греться, бояться, волосы теребя. Но как-то раз в беспокойном сердце проснётся кто-то сильней тебя. Потащит, грубо стащив с порога, скрутив реальность в бараний рог. Смиренным нынче - одна дорога. Таким как ты - миллион дорог.

Вот книга жизни - мелькают строчки, не видно, сколько еще страниц. Одно я знаю, пожалуй, точно - глупей нет дела: трястись за дни. Ужасно глупо - всё ждать чего-то, гадать, бояться, не спать, не жить...

...Нырять в хрусталь, в ледяную воду, где камни острые, как ножи. Бежать в автобус, занять оконце, жевать сосиски и хлеб ржаной, смотреть, как вдруг на закате солнце тебя окрасило рыжиной, гулять по Спасу, писать баллады, тихонько нежность вдыхать в слова, ловить затылком людские взгляды, и улыбаться, и танцевать. Срываться в полночь, пить хмель и солод, влюбляться чертову сотню раз...

А мир смеётся, он пьян и молод. Какое дело ему до нас.

@музыка: Бумбокс - Этажи

@темы: шаманья книга, заклятья

20:40 

lock Доступ к записи ограничен

Арбузные Корки
Тьма накрыла ненавидимый прокуратором город. © "Мастер и Маргарита" М. Булгаков
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:26 

документы

Satim
Родители могут написать разрешение на выезд из страны с сопровождающим. А можно сделать какой-нибудь документ, который позволит мне полететь одной из Испании, если мне 16 лет?

@темы: Путешествия: вопросы/советы, Юридическое

Funny Games

главная